Памяти стюардессы "Аэрофлота" Надежды Владимировны Курченко

     В конце 'бархатного сезона' - 15 октября 1970 года из приграничного города Батуми рейсом N244 на Сухуми и Краснодар вылетел самолет Ан-24. В нем находилось 46 пассажиров, включая 17 женщин и одного ребенка. Отдохнувшие на Кавказе люди еще не знали о том, что в ближайшие сутки им предстояло стать свидетелями и участниками драмы, связанной с первым удавшимся угоном советского воздушного судна. 

     Через несколько минут после взлета на высоте 800 метров двое пассажиров - отец и сын Бразинскасы вызвали бортпроводницу и передали записку для пилотов с требованием изменить маршрут и лететь в Турцию.


     Девушка бросилась в пилотскую кабину, распахнув её, она крикнула экипажу изо всех сил: - Нападение! Он вооружен!


     И в то же мгновение, захлопнув дверь кабины, развернулась лицом к разъяренному таким ходом дел бандиту и приготовилась к нападению. Он, так же как и члены экипажа, услышал ее слова - без сомнения. Что оставалось делать? Надя приняла решение: не пропускать нападающего в кабину любой ценой. Преступник прыгнул к ней, он попытался сбить ее с ног. Упершись руками в стенку, Надя удержалась и продолжала сопротивляться. Первая пуля попала ей в бедро. Она еще плотнее прижалась к пилотской двери. Террорист попытался сжать ей горло. Надя - выбить из его правой руки оружие. Шальная пуля ушла в потолок. Надя отбивалась ногами, руками, даже головой.


     Экипаж оценил ситуацию мгновенно. Командир резко прервал правый разворот, в котором находились в минуту нападения, и тут же завалил ревущую машину влево, а затем - вправо. В следующую секунду самолет пошел круто вверх: пилоты старались сбить с ног напавшего, полагая, что опыт его в этом деле невелик, а Надя удержится. Пассажиры были еще с ремнями - ведь табло не гасло, самолет только набирал высоту. В салоне, увидев бросившегося к кабине пассажира и услышав первый выстрел, несколько человек мгновенно расстегнули ремни и вскочили с кресел. Но тут второй бандит - а он был намного моложе первого, ибо они оказались отцом и сыном - выхватил обрез и выстрелил вдоль салона. Пуля просвистела над головами потрясенных пассажиров.


     - Ни с места! - заорал он. - Не двигаться!


     Пилоты с еще большей резкостью стали бросать самолет из одного положения в другое. Молодой выстрелил снова. Пуля пробила обшивку фюзеляжа и вышла навылет. Разгерметизация воздушному судну еще не угрожала - высота была незначительной. В следующий после второго выстрела миг молодчик распахнул серый плащ и люди увидели гранаты - они были привязаны к поясу. - Это для вас! - закричал он. - Если кто-нибудь еще встанет - расколем самолет!


     В это время старший террорист, пораженный неимоверным сопротивлением Нади, разъяренный собственным бессилием справиться с раненой, окровавленной хрупкой девушкой, не целясь, не думая ни секунды, выстрелил в упор и, отбросив отчаянную защитницу экипажа и пассажиров в угол узкого прохода, ворвался в кабину и открыл огонь. Так оборвалась жизнь 19-летней Надежды Курченко, у которой ровно через три месяца была назначена свадьба... 


     Первому пилоту Георгию Чахракия пуля попала в позвоночник, и у него отнялись ноги. Превозмогая боль, он обернулся и увидел страшную картину: Надя без движения лежала в дверях пилотской кабины и истекала кровью. Штурману Валерию Фадееву прострелили легкое, а бортмеханик Оганес Бабаян был ранен в грудь. Больше всех повезло второму пилоту Сулико Шавидзе - пуля застряла в стальной трубе в спинке его сиденья. Позади летчиков стоял Бразинскас-старший и, потрясая гранатой, выкрикивал: 'Держать берег моря слева. Курс на юг. В облака не входить!' 


     Пилот попытался обмануть террористов и посадить Ан-24 на военном аэродроме в Кобулети. Но угонщик еще раз предупредил, что взорвет машину (впоследствии выяснилось, что Бразинскас блефовал, поскольку граната была учебной). Вскоре захваченный борт пересек советско-турецкую границу, а спустя еще полчаса оказался над аэродромом в Трабзоне. Самолет сделал круг над взлетной полосой и пустил зеленые ракеты, попросив освободить ее для экстренной посадки. Сразу после приземления угонщики сдались турецким властям.

 

     Светлый образ погибшей девушки не был забыт. В её честь были названы несколько улиц в советских городах, школы и даже астероид, а в удмуртском поселке, где она родилась, был установлен памятник и открыт школьный музей. Захваченный самолёт восстановили и он ещё долго летал с фотографией стюардессы Надежды Курченко в салоне. За мужество и героизм Надежда Курченко была награждена боевым орденом Красного Знамени.

 

     В память о смелой девушке в 1971 году композитор Владимир Семенов, на стихи поэтессы Ольги Фокиной, сочинил известную песню «Звездочка моя ясная», ставшую хитом на века.